Почему бизнесу необходим краудлендинг

06.11.2018. Краудлендинг — это займы бизнесу без участия банков. Компании и простые люди одалживают предпринимателям деньги и получают за это проценты. В прошлом году в России так инвестировали 9 миллиардов рублей, за первый квартал 2018 г. — уже 2,3 миллиарда. Рассказываем, зачем бизнесу нужен краудлендинг, если есть банки.

Зачем бизнесу деньги

Бизнесу всегда нужны деньги: на открытие, на операционную деятельность, выплату кредитов, закрытие кассового разрыва, развитие, закупку оборудования, материалов и товаров, для участия в госторгах и исполнение контракта. В большинстве случаев деньги нужны бизнесу срочно, в течение нескольких дней или недели.

Почему банки не любят малый и средний бизнес

Банкам комфортно работать с крупными компаниями и невыгодно с малым и средним бизнесом (МСБ). Для банков малый бизнес — это компании, оборот которых меньше 800 млн в год, а средний — меньше 2 млрд. Компании меньше — вообще микробизнес.

Данные статистики наглядно свидетельствуют о непрерывном снижении объёмов кредитования банками МСБ. Например, в 2017 г. только 10% компаний МСБ смогли получить кредит в банке, хотя обращались за ним 20%.

Чем меньше бизнес, тем сложнее ему получить кредит. Часто многолетняя компания с десятками миллионов оборота просит всего 1-2 млн ₽ — для банка это очень незначительные деньги. Кредит на машину на эту сумму выдадут всего по нескольким документам, но компании, скорее всего, откажут.

У этого несколько причин.

У компании нет кредитной истории. Но откуда ей взяться, если банки не дают кредитов.

Бизнес слишком молодой и небольшой. Компании до трех лет банки считают стартапами, кредитовать которые опасно.

Недостаточная отчетность. Банки оценивают платёжеспособность заёмщика на основе его бухотчётности. Для этого они запрашивают у бизнеса десятки документов: ведомости, балансы, договоры. В сложных случаях сотрудник банка может даже приехать на предприятие, чтобы изучить состояние активов на месте. Крупные компании с миллиардными кредитами могут позволить себе подготовить всю отчетность, но МСБ обычно ведет отчетность в упрощенном виде, как требует налоговая. Например, банки часто требуют ежеквартальные балансы, которые налоговой не нужны, а, значит, их просто никто не ведет.

МСБ в группе риска. Для банков малый и средний бизнес находится в группе высокого риска. Анализа бухгалтерской отчетности мало для того, чтобы сказать, будет ли бизнес существовать завтра, сможет ли расплатиться по долгам. В любой момент компанию могут просто банально «задушить», «отжать» или обанкротить большими штрафами. Кроме того, в кризисные времена именно МСБ первым принимает удар. Процент невыплат со стороны МСБ — 15%.

Кредитовать МСБ дорого. Проверить все эти десятки документов долго, а, соответственно, дорого — надо оплатить работу высококвалифицированных специалистов на протяжении недель. Большинству компаний нужны краткосрочные небольшие займы в 1-2 млн ₽ для закрытия кассового разрыва, но банкам невыгодно работать с такими суммами из-за высоких операционных расходов на оформление — проще выдать кому-нибудь автокредит.

Кроме того, бизнес-кредиты более рискованны, чем потребительские. Банкам приходится «замораживать» часть средств, отчего вырастает стоимость выдачи кредита. В зависимости от уровня риска размер резерва — от 20 до 100% суммы займа. То есть, чтобы выдать годовой кредит в размере 1 млн, банк должен «заморозить» резерв в 200 000 ₽ на год.

Отсутствие материальных активов. Имущество компании должно выступать залогом на случай невыплаты кредита. У МСБ либо ничего своего нет и он все арендует, либо все вложено в производство. Но банки не любят аренду и оборудование. Банковские сотрудники обычно далеки от производственных реалий и не учитывают то, что если предприятие не обладает ликвидными активами, это не означает, что оно становится неплатежеспособным.

Ситуацию не спасают даже так называемые банки для предпринимателей. Они удобны, чтобы вести счета и сдавать отчетность, но не могут кредитовать в достаточном количестве.

Банки тратят много времени и денег на оценку платёжеспособности малых предприятий, поэтому им просто невыгодно работать с небольшими кредитами

Бизнес тоже не любит банки

Банки недолюбливают МСБ и бизнес отвечает им взаимностью. Только 20% компаний обращаются за кредитами, получает его лишь половина.

Банки не предоставляют краткосрочные кредиты. В большинстве случаев бизнесу нужен лишь овердрафт — краткосрочный кредит, с помощью которого можно было бы решить свои оперативные задачи. Достаточно было бы овердрафта в 30-40% от месячного оборота фирмы: обычно это всего лишь 1-2 млн ₽ — очень небольшие для банка деньги.

Вместо того, чтобы просто предоставить компании такой заем, банк запрашивает десятки документов, затягивает процесс на недели и месяцы, а потом еще и отказывает.

Банки блокируют счета без объяснения причин. Банки массово блокируют счета компаний, никак не объясняя свои действия. Они сообщают в Центробанк и Росмониторинг о подозрительном клиенте, даже не запросив у компании объяснительной документации. В результате компании попадают в черный список, из которого сложно выбраться — а до тех пор, с ней не захочет иметь дело ни один банк.

Банки не принимают залог. Они не выдают кредит на развитие или оборудование под залог оборотных средств или самого оборудования. Даже если у фабрики миллионные контракты и оборудования на десятки миллионов, банк может не одобрить кредит.

Господдержка не помогает

На федеральном, региональном и местном уровнях действует 600 госпрограмм для предпринимателей, но на деле их сложно получить: надо собрать документы, соответствовать правилам, пройти конкурс или отстоять очередь. Пока все это соберешь, уже и деньги могут не понадобиться. Что хуже — часто, деньги просто не доходят, оседая по дороге где-то еще.

Краудлендинг как альтернатива банкам

Во всем мире банки не любят небольшой бизнес. Поэтому повсеместно развивается альтернативный банковскому вариант финансирования — краудлендинг. С помощью него обычные люди могут финансировать компании напрямую без всяких банков, зарабатывая на процентах по займу.

Краудлендинговая платформа соединяет заемщиков с кредиторами быстрее, чем любой банк

Занимать бизнесу могут обычные люди (p2b-кредитование) и другие компании (b2b-кредитование). Бизнес может брать займы на любые цели, но в России наиболее популярны и безопасны целевые займы для решения конкретных задач: участия в тендере, исполнения контрактов, закупки материалов.

Краудлендинговая площадка выступает посредником между кредиторами и заемщиками: она проверяет последних, гарантирует безопасность сделки и берет себе процент. Заемщик заявляет сумму кредита, а инвестор занимает деньги под процент. В один заем могут вкладываться несколько инвесторов. Вместо формальной отчетности, в краудлендинге анализируют реальные финансовые показатели: движение денег по расчётным счетам, кассовые приходы, товарооборот компаний. Весь процесс полностью проходит онлайн, заявки одобряются автоматически, срок рассмотрения заявки — от нескольких часов до нескольких дней.

Главные преимущества краудлендинга перед банками: простота подачи заявки, быстрое решение и сбор денег. В отличие от банков здесь можно получить заем без залога или на стартап

Краудлендинговая площадка оценивает заемщика и сам заем, присваивая им рейтинг. Чем выше рейтинг, тем надежнее инвестиция. Чем больше риски, тем больше доходность по займу. Краудлендинговая площадка заинтересована в возврате средств, поскольку рискует репутацией и зарабатывает только на процентах с обратных платежей от заемщиков.

Уровень дефолта заемщиков у краудлендинговых платформ обычно ниже, чем у банков

Краудлендинг выгоден и кредиторам и заемщикам. Заемщики могут получить меньшую переплату, а кредиторы — более высокий процент, чем по банковским вкладам. Кроме того, все займы можно провести онлайн, без походов в банк, сборов документов и поисков поручителей.

Средняя доходность инвестиций в краудлендинг — 15-20%. Это гораздо выше банковских 5-7% по депозитам. Срок займа — от нескольких недель до пары месяцев, иногда — до 2 лет. На таких условиях частные инвесторы готовы кредитовать малый бизнес без залогов и поручителей.

Краудлендинговые площадки не замораживают свои средства, им не надо формировать резервы — поэтому им выгодно кредитовать малый бизнес. Бизнесу легко подать заявку, он может быстро получить деньги — поэтому ему выгодно брать заем через краудлендинг.

 БанкиКраудлендинг
ТребованияДесятки и сотни документов, бухгалтерская отчетностьОсновные документы, реальные финансовые показатели, данные из открытых источников
Срок рассмотрения заявкиОт недели до нескольких месяцевОт нескольких часов до нескольких дней
Уровень дефолтов15%1-2%

Penenza — крупнейшая краудлендинговая площадка в России. Она одна выдает 80% займов в отрасли. С 2016 г. через Penenza инвесторы выдали займов 14 тысячам компаний на 20 млрд ₽.

Penenza выдает только целевые займы: тендерные на обеспечение заявки, на исполнение контракта, заем материалами и госфакторинг.

На обеспечение тендерной заявки. Чтобы найти наиболее выгодные условия выполнения проекта, государство проводит тендеры — конкурсные торги. Для участия в них, компания должна подтвердить свою квалификацию и платежеспособность — предоставить финансовое обеспечение заявки, т. е. перевести на счет организатора торгов от 0,5 до 5% от начальной максимальной цены лота. В зависимости от суммы контракта это могут быть сотни тысяч или миллионы рублей. Эти средства «консервируются» и становятся недоступными на период участия исполнителя в тендере. Когда деньги выходят из оборота компании, участвовать в других тендерах не на что. Не все компании могут позволить себе изымать собственные оборотные средства. Поэтому для участия им нужен заем.

На исполнение контракта. Часто компании, выигравшей тендер, не хватает собственных денег для расходов по исполнению контракта — эта сумма может доходить до 50 % от стоимости контракта. Даже крупных компаниям тяжело найти такую сумму. В этом случае она может оформить заём на исполнение выигранного по тендеру контракта. На эти деньги заемщик сможет закупить все необходимое, не изымая собственные средства из оборота

Заем материалами. Другая распространенная ситуация — компании нужны материалы для исполнения контракта. В этом случае Penenza сама заплатит поставщику за компанию — так инвесторы смогут быть уверены, что деньги пойдут по назначению.

Госфакторинг. После исполнения обязательств по контракту иногда приходится долго ждать оплату от заказчика — государства. Все это время компании надо за какие-то деньги работать. Penenza помогает компаниям пополнить оборотные средства на время отсрочки оплаты по контракту. Займы дают только тем компаниям, которые предоставят подписанные акты о принятии и согласовании работ.

Чем Penenza лучше банков

В Penenza сделку одобряют за один день. 50% заемщиков перед обращением в Penenza уже пробовали получить финансирование от банков, но получили отказ.

Благодаря технологиям, чтобы узнать о заемщике максимум информации необязательно быть банком: большинство данных есть в открытом доступе. Заемщик приходит на платформу, оставляет заявку. Программы автоматически проверяют компанию и заем по 400 критериям, система оценки адаптирована под малый и средний бизнес. Penenza изучает не только бухотчетность, но анализирует движение средств по расчётным счетам компаний, учитывает модель обеспечения возвратности займов — площадка знает из каких средств и при каких обстоятельствах заем вернется. Большинство заявок получают одобрение, а займу присваивается кредитный рейтинг. Затем заем размещается на платформе, и в половине случаев выдается.

Благодаря уникальной системе скоринга, уровень просроченной задолженности у Penenza — всего 0,2%, тогда как среднее по рынку — 8%. Риск просрочки — 0,4%.

С помощью Penenza деньги можно собрать очень быстро. Рейтинги присваиваются автоматически искусственным интеллектом. Большинство займов собираются тоже автоматически, благодаря тому, что инвесторы подключают услугу автоинвестирования. Займы до 3 млн рублей собираются в среднем за несколько часов, от 3 млн ₽ — за 1-2 дня.

Через Penenza инвестируют как физлица, так и другие компании. Средний портфель частного инвестора — 160 тысяч рублей, средний размер инвестиций от одного инвестора в один заем — 5000-10 000 рублей. Юрлица вкладывают от 500 тысяч до 1 млн рублей в один заем.

Почему стоит инвестировать с Penenza

Penenza выдает только целевые займы. Это самые безопасные виды займов. Кроме того, площадка тщательно проверяет каждую компанию и заем, присваивая им рейтинги. Если происходит задержка до 15 дней, Penenza сама ведет переговоры с заемщиком. Если это не помогает, инвестор может судиться с заемщиком или доверить это площадке.

Инвестором Penenza может стать любой гражданин РФ старше 18 лет. Минимальная сумма вложений — 5000 ₽.

Чтобы снизить риски можно диверсифицировать портфель и вложиться сразу в несколько займов. Чтобы уделять вложениям минимум времени, можно настроить автоинвестирование.

Риски в краудлендинге сопоставимы с рисками на фондовом рынке. Они выше, чем по депозитам в банке, но и прибыль в три раза больше.

Средний срок займов в Penenza — 25 дней. Доля просрочек — 0,4%, риск невозврата средств — 0,2%. Минимальный доход — 1,66% в месяц от суммы заема. Средняя доходность инвесторов 20% годовых.

Деньги к деньгам: как физик создал кассу взаимопомощи предпринимателей

27 мар 2018. Малому бизнесу нужны деньги для участия в тендерах, а банки часто не хотят с ним связываться. Основатель Penenza Дмитрий Пангин нашел выход — здесь предприниматели получают деньги инвесторов для участия в конкретных онлайн-торгах

Дмитрий Пангин (Penenza)
Дмитрий Пангин (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Penenza — это площадка онлайн-кредитования, которая помогает малым и средним компаниям привлекать деньги для участия в тендерах. Часто организаторы таких торгов требуют от участников залог — от 5% суммы потенциального контракта, однако не у всех представителей малого и среднего бизнеса есть возможность «заморозить» деньги даже на небольшой срок — средний заем в Penenza составляет 1 млн руб., а средний срок его возврата — 21 день. В то же время доходность депозитов как одного их самых популярных способов вложения денег падает вслед за снижением ключевой ставки Банком России, и частные инвесторы ищут способы получить большую доходность — Penenza декларирует среднюю доходность на своей площадке около 20% годовых.

Компания Дмитрия Пангина нашла способ помочь и тем и другим — она объединила предпринимателей и инвесторов на одной площадке и стала зарабатывать на комиссии (3,5–5% в зависимости от вида и срока займа). В 2017 году стартап выдал кредитов на 9 млрд руб. и принес финансисту 158 млн руб. выручки и 46 млн руб. прибыли. По расчетам РБК, Penenza стала лидером растущего рынка p2p-кредитования (peer-to-peer, с англ. «равноправное»; кредитование, при котором инвесторы и заемщики передают средства друг другу без привлечения банков). Она выдала в разы больше займов, чем ближайшие конкуренты. По словам Константина Шабалина, генерального директора краудинвестинговой площадки StartTrack, четыре крупнейших представителя этого сегмента отрасли — StartTrack, «Поток», «Город денег» и Venture Club — за 2017 год привлекли 1,8 млрд руб. в 871 компанию.

От атома к коду

Пангину 42 года. Он выпускник физического и экономического факультетов Новосибирского государственного университета, после окончания учебы в 1999 году несколько лет посвятил науке. Но быстро осознал, что семью на зарплату аспиранта в Институте ядерной физики и Институте теплофизики Сибирского отделения РАН не прокормить. Тогда он занялся программированием — в 2001 году Пангин устроился в ИT-компанию ЦФТ, затем переехал в Москву и стал работать в компании CBOSS, которая занималась разработкой ПО.

Пангину удалось построить карьеру — к 2009 году он управлял 400 разработчиками и получил MBA в Высшей школе бизнеса МГУ. После учебы Пангин устроился на биржу РТС, где с 2010 года руководил разработкой электронной площадки для торгов по государственному и муниципальному заказу «РТС-Тендер». Набравшись опыта, в 2012 году вместе с партнерами решил открыть еще и собственную электронную площадку для торгов — компанию ОТС. По последним данным СПАРК, в 2015 году выручка АО «ОТС» составила 284 млн руб., прибыль — 28 млн руб.

Госзакупки и предприниматели

18 июля 2011 года был принят № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», который обязал госкомпании проводить открытые закупки. А в 2013 году появился еще и № 44-ФЗ, регламентирующий закупки для обеспечения государственных и муниципальных нужд. При этом заказчики по № 44-ФЗ обязаны не менее 15% объема закупок в рублях осуществлять у субъектов малого предпринимательства и НКО. Кроме того, № 223-ФЗ с 2017 года обязывает госкомпании с годовой выручкой более 500 млн руб. совершать 18% закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства (имеющих выручку до 2 млрд руб. и штат менее 250 сотрудников). Изменения в законодательстве привели к созданию нового рынка — электронные торговые площадки (ЭТП). И если с госзаказом работает только шесть площадок, отобранных Минэкономразвития и ФАС, то с госкомпаниями по № 223-ФЗ в 2016 году работали 174 ЭТП. 71% всех закупок в электронной форме прошли на шести крупнейших: «ТЭК-Торг», ГПБ, B2B-Center, ЕЭТП, РЖД и OTC.

Чужие деньги

Государство создало условия, чтобы малый бизнес мог получить госконтракты, но сами предприниматели оказались к этому не готовы — они бы и рады участвовать в торгах, но у них не хватает денег, чтобы внести залог, приобрести необходимое оборудование, материалы и пр. Проблема в том, что государство рассчитывается по контрактам не сразу, а деньги для участия в тендерах нужны сейчас, объясняет владелец строительной компании из Подольска «Организатор» Морик Мишаев. Чтобы избежать кассового разрыва, он использует платформу Penenza.

В 2014 году площадка ОТС начала кредитовать участников торгов. Для этого была получена лицензия и создана дочерняя микрофинансовая компания «ОТС Кредит». До сих пор она выдает по 15–20 млн руб. в год из средств головной компании. Спрос рос, своих денег не хватало, и в то же время интерес со стороны инвесторов был высоким. Зачем рисковать своими деньгами, если можно зарабатывать на комиссии, сводя кредиторов и заемщиков, рассудил Пангин.
В 2015 году вместе с партнерами, с которыми Пангин познакомился еще во время работы на бирже РТС, Сергеем Васильевым и Дмитрием Пономаревым, предприниматель основал АО «Оператор Финансовой площадки» (юрлицо проекта Penenza), в котором 40% принадлежит Пангину и по 30% Васильеву и Пономареву.

На разработку онлайн-площадки для кредитования участников тендеров партнеры потратили 4 млн руб. Год ушел на технические работы и отладку процессов, а в 2016 году стартап заработал в полную силу.

Ставку решили сделать на малый и средний бизнес. По данным аналитического центра НАФИ, объем банковских кредитов для малого и среднего бизнеса по итогам 2016 года сократился на 3% и продолжил стагнировать в 2017 году. Банки настороженно относятся к предпринимателям — заложить им зачастую нечего, суммы кредитов относительно небольшие, а риски высокие, поэтому заявки на кредит одобряют лишь 10–15% желающим, считает Пангин.

По словам начальника управления кредитования Альфа-банка Ирины Поповой, клиенты довольно часто обращаются за кредитами для участия в государственных тендерах, но у банка нет для них специального продукта, и они получают кредит на обычных условиях. Малый бизнес может получить беззалоговый кредит на сумму до 6 млн руб. по ставке 16,5% годовых. Рассмотрение заявки проходит в два этапа. Сначала желающих отсеивает специальный софт (остается около 40%). Оставшиеся заявки рассматривают аналитики банка, они одобряют 60–70% обращений, то есть кредит получают 24–28% от всех обратившихся. В Penenza — около 70%.

Займы без банков

Первая p2p-платформа Zopa открылась в Великобритании в 2005 году. За 13 лет она выдала займов более чем на £1,9 млрд ($2,4 млрд). В США в 2006 году первопроходцем стала платформа Prosper — общая сумма выданных через нее кредитов составила более $8 млрд. А год спустя появилась компания Lending Club, которая в 2014 году провела IPO и была оценена в $5,4 млрд.

Китай тоже переживает бум p2p-кредитования: в стране открылось более 4800 компаний. Это создало благодатную почву для мошенников. Громкий скандал разразился в 2016 году: крупнейшая на тот момент p2p-площадка Ezubao подделала 95% заявок и таким образом украла $7 млрд у 900 тыс. инвесторов. Из-за этого инцидента правительство взялось за регулирование отрасли. Бюро по финансовой деятельности Пекина рассчитывает сократить в ближайшее время количество площадок в десять раз.

По данным Statista, объем мирового рынка альтернативного кредитования в 2017 году составил $380,6 млрд. По прогнозам Foundation Capital, к 2025 году он достигнет $1 трлн.

Как работает краудлендинговые площадки

Предприниматель оставляет заявку на сайте площадки, указав лишь ИНН и номер процедуры на zakupki.gov.ru. В течение дня скоринговая система и группа инвесторов оценивают заемщика и выставляют оферту.

Основную работу по оценке рисков выполняют нейросети, которые предсказывают вероятность победы заемщика в тендере, уклонения от исполнения контракта и др. Компьютерный алгоритм сопоставляет информацию из заявки с данными тех компаний, которые уже побеждали в похожих тендерах. Анализируются 400–500 параметров, среди них данные из множества открытых источников — базы ФНС, Росстата, службы судебных приставов и т.д.

Для получения займа необходимо отправить Penenza копии устава компании, паспорта генерального директора, протокола решения о его назначении и бухгалтерскую отчетность. Penenza дает займы на обеспечение заявки в гостендере, исполнение контракта в рамках № 44-ФЗ, закупку материалов и др. Самый популярный вид займа — обеспечение заявки в тендере. При выдаче займа площадка берет комиссию в среднем 4% (начиная со второго месяца надо платить 20–36% годовых), большинство заемщиков рассчитываются в первый же месяц. Это означает, что эффективная ставка за первый месяц составляет около 60% годовых. Банковские кредиты малому бизнесу обходятся дешевле — обычно 16–19% годовых, но, чтобы их получить, как правило, нужно собрать намного больше документов и подождать несколько недель. В Penenza одобряют сделку за один день.

«У них очень быстрый документооборот, короткий срок рассмотрения заявки, и мы с представителями площадки постоянно на связи. Для нас это очень важно, потому что участникам торгов деньги нужны «еще вчера», — признает владелец строительной компании из Подольска «Организатор» Морик Мишаев. С июля 2017 года он получил в Penenza займов на 200 млн руб.

Компании и зомби

Первое время в Penenza займы на исполнение госконтрактов выдавали предпринимателям напрямую, и компании-заемщики находили множество способов потратить кредит нецелевым образом: от покрытия задолженности по другим кредитам до покупки дорогого автомобиля. Просрочка доходила до 17%, вспоминает Пангин, приходилось судиться, привлекать коллекторов. В итоге было решено деньги предпринимателям вообще на руки не выдавать. Сейчас средства переводятся сразу на площадку, которая проводит торги, или используется так называемый номинальный счет, которым компания не может распоряжаться без согласования с менеджерами Penenza. Если компания проигрывает тендер, залог сразу же возвращается. Если выигрывает — возвращает из прибыли.

Казалось бы, так ли важна оценка рисков, если заемщик не получает деньги на руки? «Возможны разные ситуации, например, заемщик выиграл тендер, но отказался подписывать контракт. Тогда заказчик забирает залог как компенсацию, а инвестор может потерять деньги», — объясняет представитель Penenza Ирина Рак.

Кроме того, разработчики сделали алгоритм, который по финансовой отчетности предсказывает вероятность банкротства компании. «Мы поняли, что в нашей стране очень много компаний-зомби, которые никому не платят, у них множество судебных дел, исполнительных производств, но на банкротство почему-то никто не подает», — рассказывает Пангин. Анализируя судебные иски, нейросеть распознает такие организации и предостерегает от сделок с ними.

Все это минимизирует риски: просрочка на площадке Penenza, как утверждает Пангин, составляет 0,4%, а дефолты — 0,2% от общего объема займов. Для сравнения: в Альфа-банке доля дефолтов по кредитам малого и среднего бизнеса составляет около 1%.

Помимо ОТС, Penenza договорилась о сотрудничестве еще с восемью площадками. По словам гендиректора ЭТП НЭП Евгения Эллинского, им это выгодно: «Чем больше у участников шансов получить кредит, тем больше конкуренция на торгах и меньше доля несостоявшихся закупок». Доля заемных средств, которые поступают в качестве обеспечения заявки, на площадке НЭП растет — в 2015 году она составила 6%, в 2017 году — 14,5%.

Кредитование в массы

Сначала минимальная сумма для инвестирования на Penenza составляла 50 млн руб. — инвесторами становились юридические лица, в основном знакомые и партнеры Пангина. Всего в процессе участвовало не более десяти компаний. Но к третьему кварталу 2017 года предприниматель понял, что спрос превышает предложение, и открыл доступ для всех: теперь инвестором может стать любой совершеннолетний человек, у которого есть свободные 5 тыс. руб. Сейчас в кредитовании бизнеса на Penenza уже участвуют 1200 инвесторов, привлекать их помогает тематический чат в Telegram и реклама в соцсетях. Инвесторы сами выбирают, в какой проект сколько инвестировать, и несут все риски — иногда в один проект вкладываются десятки человек. Если заемщик вернул кредит в первый месяц, то кредитор получает 1,66%. Остальное — выручка площадки.

Василий Черноножкин, программист из Санкт-Петербурга, узнал о Penenza в Telegram-канале Smartfin. В январе 2018 года он инвестировал 800 тыс. руб. Результаты вызывают у инвестора смешанные чувства. «Платформа еще дорабатывается, и есть ряд проблем, да и заявленной доходности в 20% годовых достигнуть не удалось. Вместе с тем выше 15% держаться удается, что для такого низкорискового инструмента очень неплохо», — считает Черноножкин.

Инвесторы на площадке подписывают с заемщиками электронный договор займа, согласно которому берут все риски на себя. Penenza при этом выполняет функции по обеспечению документооборота, рассчитывает и удерживает НДФЛ. Впрочем, сейчас доля физлиц в портфеле Penenza составляет 16%, все остальное инвестируют несколько компаний.

Взгляд со стороны

Никита Абраменко, CEO площадки p2p-кредитования «Поток»:

«Перспектива — стать серьезным соперником банковскому кредитованию»

«Рынок в России растет экспоненциально. Интерес инвесторов к таким вложениям тоже. Перспектива — стать серьезным соперником банковскому кредитованию. Мы очень уважаем Penenza, но у нас совершенно разные подходы. Мы кредитуем компании, которые прошли финансовую проверку, вне зависимости от их целей, а Penenza кредитует под конкретные контракты».

Елена Привалова, гендиректор краудинвестинговой площадки VentureClub.co:

«Банки не могут обеспечить скорость выдачи кредитов»

«P2p-кредитование существует давно. Новшество, предлагаемое Penenza, в том, что они предлагают прямое тендерное и контрактное кредитование. Банки зачастую не могут обеспечить скорость выдачи кредитов, а другие p2p-площадки не владеют теми ресурсами, которыми располагает Penenza. В частности, большим преимуществом для этого проекта является опыт Пангина в создании электронных площадок».

Константин Шабалин, генеральный директор краудинвестинговой площадки StartTrack:

«Перспективы рынка во многом зависят от законодательства»

«Penenza выбрала интересную и понятную модель тендерного кредитования, за счет общих акционеров наладила получение данных и клиентов от группы компаний OTC, показала хорошие результаты. Конечно, нового вида кредитования Penenza не изобрела. Тендерное кредитование существует практически с момента появления тендеров, краудлендинг (кредитование физлицами друг друга или компаний. — РБК) в России появился в 2013 году. Сейчас перспективы рынка во многом зависят от законодательства, которое должно быть принято в 2018 году. Разработанные ЦБ и Минэкономразвития законопроекты предлагают ограничить объем инвестиций от одного инвестора, но мы надеемся, что регулятор не будет вводить излишних ограничений. В любом случае мы рассчитываем, что за 2018 год сегменты краудинвестинга (люди покупают долю в компании. — РБК) и краудлендинга покажут совокупный оборот более 20 млрд руб.».