Инвесторы объединились для взыскания

21 мая 2018.

Участнику краудинвестинговой платформы грозит уголовное дело

Участники краудинвестинговой площадки StartTrack, дочерней структуры государственного Фонда развития интернет-инициатив, подали заявления на возбуждение уголовного дела против основателя сети столовых в московских университетах Дмитрия Баранова. В ходе банкротства проекта его заподозрили во введении инвесторов в заблуждение и мошенничестве. Сам предприниматель считает, что площадка не помогла ему в урегулировании задолженности. Случай может стать прецедентом на российском рынке: ранее в подобных случаях ограничивались арбитражными разбирательствами.

Пять частных инвесторов площадки StartTrack подали в ОВД по Красносельскому району Москвы заявления на возбуждение уголовного дела против основателя сети столовых в столичных вузах Дмитрия Баранова, рассказал “Ъ” гендиректор StartTrack Константин Шабалин, ставший одним из инвесторов проекта. Информацию подтвердили другие инвесторы — бывший зампред правления Абсолют-банка Иван Анисимов и Ленар Рахманов. Это «вряд ли приведет к полному возврату инвестиций, но мы получим опыт решения конфликта в правовом поле, и за одно это можно заплатить»,— отметил господин Анисимов. Еще один частный инвестор, Андрей Щадрин, уточнил, что подал гражданское заявление в суд, но не исключает и уголовного, если подтвердятся факты обмана инвесторов.

StartTrack — учрежденная Фондом развития интернет-инициатив краудинвестинговая площадка, предоставляющая частным и институциональным инвесторам возможность финансировать стартапы. На платформе аккредитовано более 4,2 тыс. инвесторов, которые вкладываются в проекты по договору займа и через покупку акций или долей компаний. С 2014 года инвесторы площадки вложили в 62 компании 1,9 млрд руб.

Краудинвестинг — одна из разновидностей краудфандинга, который ЦБ определяет как механизм привлечения заемных средств либо коллективного финансирования с использованием интернет-платформ. По оценке ЦБ, объем сделок, заключенных с использованием краудфандинговых площадок, в 2017 году вырос на 85%, превысив 11 млрд руб.

Дмитрий Баранов начал привлекать займы на StartTrack в декабре 2015 года, получив 1 млн руб. на открытие столовой в Институте имени Гете. Тогда он вовремя вернул деньги, а в январе 2017 года привлек еще 7,1 млн руб. на открытие столовой и производства в институте РАН. Последний заем он не вернул, говорят в компании. В StartTrack также утверждают, что в марте 2017 года Дмитрий Баранов привлек от инвесторов площадки 12,1 млн руб. по договорам займа на год на покупку и запуск столовой в университете МИСиС. «Предприниматель сообщил о запуске бизнеса, но в октябре приостановил выплату процентов, признался в обмане и сокрытии информации и пообещал продать оборудование из собственной сети столовых, чтобы покрыть часть долгов, но выплаты до сих пор не произвел»,— заявляет представитель платформы.

По информации StartTrack, бизнесмен представил искаженную отчетность, которая не отражала реального положения дел, а столовую так и не открыл.

По данным StartTrack, долг господина Баранова перед 51 инвестором площадки составил 19 млн руб., а общий долг перед кредиторами — 65 млн руб. 17 апреля Арбитражный суд Москвы запустил процедуру банкротства в отношении основной компании Дмитрия Баранова ООО «Стройпроект». «Это не обычный дефолт. Ситуация связана с тем, как человек себя вел и что делал, какую информацию и отчетность предоставлял. Он намеренно нас и инвесторов вводил в заблуждение»,— настаивает господин Шабалин.

Сам господин Баранов заявил “Ъ”, что злого умысла у него не было, «как не было и ментора, который бы научил, как себя вести в этой ситуации».

«StartTrack стимулировал меня к тому, чтобы открываться на других объектах и дальше, у меня была эйфория. И я совершил ошибку: надо было инвестировать в операционную деятельность, а не в развитие сети»,— сетует он. По его словам, StartTrack, поняв, что проект не «взлетит», предложил реализовать оборудование с дисконтом и передать вырученные деньги инвесторам. «Стать посредником в урегулировании задолженности между кредиторами и мной StartTrack не пожелал,— рассказал он “Ъ”.— Более того, были анонимные звонки с угрозами мне и моей семье, а потом появились и заявления в полицию о возбуждении уголовного дела». Как минимум StartTrack ведет себя в этой ситуации некрасиво, считает предприниматель.

Опрошенным “Ъ” участникам рынка краудфандинга неизвестно о том, чтобы ранее инвестиции на нем в России приводили к уголовным делам, но есть известный случай разрешения претензий в суде. В марте 2018 года Арбитражный суд Москвы впервые взыскал средства с должника краудфандинговой платформы «Поток», фактически признав законной цессионную передачу прав требований от инвесторов к специальной компании-взыскателю в электронном виде (“Ъ” сообщал об этом 26 марта). «Случай со StartTrack сложнее,— рассуждает гендиректор платформы Penenza Дмитрий Пангин.— По данным ЦБ, доля просроченной задолженности малого и среднего бизнеса перед банками достигает 16%. С учетом сроков и ставок на таком уровне просрочки обычные банковские подходы при кредитовании малого и среднего бизнеса приносят инвесторам только убытки. Подход StartTrack, судя по этой истории, аналогичен банковскому — и результат печален. Инвесторы свои деньги уже вряд ли смогут вернуть». По мнению эксперта, на Западе подобные платформы работают в более комфортной ситуации, где уровень рисков значительно ниже.

Оригинал статьи: https://www.kommersant.ru/doc/3635112

Пять инвесторов краудинвестинговой площадки StartTrack подали иск к основателю сети столовых Дмитрию Баранову

21 мая 2018. 

Предприниматель привлёк займы от инвесторов на открытие столовых в университетах и не вернул их.

Пять частных инвесторов краудинвестинговой площадки StartTrack, «дочки» ФРИИ, подали заявление в ОВД к основателю сети столовых в столичных вузах Дмитрию Баранову. Об этом пишет «Коммерсантъ».

Инвесторами проекта в том числе были глава StartTrack Константин Шабалин и бывший зампред «Абсолют-банка» Иван Анисимов. Они рассказали, что Баранов начал привлекать займы от инвесторов через StartTrack в декабре 2015 года — тогда предприниматель получил 1 млн рублей на запуск столовой в Институте имени Гете.

Этот заём Баранов вернул вовремя. В январе 2017 года он получил 7,1 млн рублей, а в марте 2017 года привлёк ещё 12,1 млн рублей по договору займа на покупку и запуск столовых в университетах. В StartTrack рассказали, что Баранов сообщил о запуске бизнеса, но столовую так и не открыл. В октябре он перестал платить проценты, а потом признался в обмане и пообещал продать оборудование из столовых, чтобы покрыть часть долгов, однако не сделал этого.

По данным площадки, Баранов должен 51 инвестору 19 млн рублей, а общий долг перед кредиторами составил 65 млн рублей. В апреле 2018 года Арбитражный суд Москвы запустил процедуру банкротства основной компании Баранова — ООО «Стройинвест».

По словам самого Баранова, он привлекал деньги без злого умысла, но поняв, что проект не взлетит, решил продать оборудование и вернуть средства инвесторам.

 

StartTrack стимулировал меня к тому, чтобы открываться на других объектах и дальше, у меня была эйфория. И я совершил ошибку: надо было инвестировать в операционную деятельность, а не в развитие сети.

Стать посредником в урегулировании задолженности между кредиторами и мной StartTrack не пожелал. Более того, были анонимные звонки с угрозами мне и моей семье, а потом появились и заявления в полицию о возбуждении уголовного дела

Дмитрий Баранов
основатель сети столовых в московских университетах

Ранее инвестиции на рынке краудфандинга не приводили к уголовным делам, отмечает «Коммерсантъ». Возбуждение уголовного дела может не помочь в возвращении инвестиций, но создаст опыт решения конфликта в правовом поле, пояснил Шабалин.

Краудинвестинговая площадка StartTrack позволяет инвестировать в стартапы от 100 тысяч рублей на срок от 30 дней. Сейчас, по собственным данным, с площадкой работают 4325 инвесторов, деньги привлекли 62 компании.

Оригинал статьи: https://vc.ru/finance/38376-pyat-investorov-kraudinvestingovoy-ploshchadki-starttrack-podali-isk-k-osnovatelyu-seti-stolovyh-dmitriyu-baranovu

Миллионы в борще: сколько приносят столовые в Москве

13 фев 2017. Дмитрий Баранов последовательно разочаровался в нескольких интеллектуальных профессиях и решил делать деньги на еде. Открытая им сеть столовых «ЦаЦа» принесла больше 30 млн руб. выручки в 2016 году.

Баранов-Столовые-Starttrack
Дмитрий Баранов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Человек уже пришел к тебе, он голоден, он готов тратить. Предоставь ему хороший сервис, и он будет посещать твою столовую каждый день», — говорит предприниматель Дмитрий Баранов. На высококонкурентном столичном рынке общепита он нашел выгодную и перспективную нишу — столовые учебных заведений. Спрос практически гарантирован, затраты на аренду невысоки, реклама не нужна. Главная проблема — еда должна быть дешевой. И Баранову удалось добиться того, что средний чек за комплексный обед в его столовых составляет 240 руб.
За год с небольшим Дмитрий открыл шесть столовых, которые принесли ему в 2016 году 30 млн руб. выручки и 6,4 млн руб. прибыли.

Дешево и востребовано

Формат столовых переживает подъем, считает доцент кафедры технологии и организации предприятий питания РЭУ им. Г.В.Плеханова Елена Мясникова. По ее словам, за последние годы в Москве и Петербурге количество таких заведений выросло в 2–2,5 раза. «Столовые в учебных заведениях и на предприятиях — это всегда прибыльный бизнес: постоянный поток лояльных посетителей здесь обеспечен», — говорит Мясникова. Столовым в торговых, офисных, бизнес-центрах и на центральных улицах города приходится тяжелее из-за высоких арендных ставок, но постоянный трафик может обеспечить бизнесу от 10 до 30% рентабельности, говорит совладелец ГК «О.Г.И.» (пять столовых в Москве) Дмитрий Ицкович.

По данным консалтингового агентства «РестКонсалт», в Москве зарегистрировано 62 организации, работающие в формате столовых. По информации 2GIS, в Москве открыто 744 столовые. Рынок делят несколько крупных компаний — «КорпусГрупп», «Конкорд», Sodex, Fusion Management, ОМС — и несколько десятков ИП. Большая часть из них специализируется на услугах в коммерческой сфере — питание в бизнес-центрах, офисах, технопарках, на заводах, меньшая — в социальной сфере, то есть предоставляет лечебное и школьное питание, говорит Владимир Никитин, руководитель департамента по связям с общественностью компании Fusion Management (управляет более чем ста объектами питания разных форматов).

«Плохой пиарщик»

Дмитрий Баранов родился в маленьком городке Новозыбкове Брянской области. Предпринимательские навыки он проявил еще в детстве — собирал лекарственные травы, высушивал на чердаке и сбывал в аптеку на соседней улице, мечтая купить машинку с радиоуправлением.

После окончания школы поступил в Брянский педагогический университет на факультет иностранных языков. Стипендии не хватало, и Баранов решил подработать барменом в ночном клубе. «Это было очень весело и очень страшно — люди бросали в меня деньги и требовали водки», — вспоминает он.

Будущего за стойкой Баранов для себя не видел, но с людьми общаться полюбил. После окончания института он переехал в Москву и начал работать в PR — в «Евросети», благотворительном фонде «Виктория», Первой грузовой компании и сервисе Biglion. «Сказать честно, я плыл, как бревно, и о будущем особо не думал, — вспоминает Баранов. — За десять лет в профессии я успел понять, что из меня вышел плохой пиарщик — мне всегда было противно врать».

Весной 2007 года Дмитрий Баранов пришел встречать жену после учебы — она училась в Московском государственном открытом университете — и увидел, что буфет на первом этаже вуза забит под завязку. «Тогда в том районе, у «Курской», не было такого количества точек общепита, идти людям было реально некуда», — вспоминает Дмитрий. Он договорился с проректором университета по молодежной политике, нашел в «Яндексе» первую попавшуюся пекарню, заказал 100 пирожков и на следующий день привез их в фойе. Все раскупили за несколько минут. На следующий день Баранов заказал 400 пирожков, взял у друга старый военный термос на 20 литров, в который залил чай. Эту партию студенты тоже разобрали за одну перемену. «Я держал в руках десять тысяч рублей, заработанных за 15 минут, и думал: «Дима, ну какой пиар?» — смеется предприниматель. Эксперименты с пирожками на этом Дмитрий закончил, но понял, что на общепите можно неплохо зарабатывать.

А из отпуска в Европе Баранов привез в Москву идею продавать бельгийские вафли с наполнителями. Уволившись из Biglion, Дмитрий закупил несколько вафельниц на 30 тыс. руб. и начал продавать вафли на городских ярмарках и фестивалях. Дела шли не особенно: такие мероприятия случались раз в несколько месяцев, а люди предпочитали вафлям традиционный фастфуд. «Я чувствовал себя белой вороной — люди хотели шашлыка и пива», — вспоминает Дмитрий.

В 2014 году он купил профессиональный мангал, нанял шашлычника и нашел поставщиков пива. Работал по-прежнему на мероприятиях. Новый формат вывел Баранова в плюс, но зарабатывал он куда меньше, чем наемным трудом, — выходило около 40 тыс. руб. в месяц. В семье назревал скандал. «Верил в меня разве что мой кролик, — вспоминает Дмитрий. — Это был самый трудный период в жизни».

Накормить студентов

На помощь пришел случай. Подруга жены, которая преподавала в Институте имени Гете, рассказала Дмитрию, что институт планирует сменить организатора питания из-за низкого качества услуг. В октябре 2014 года Баранов подал заявку на участие в тендере и неожиданно выиграл. «Я просто предложил качественную еду по вменяемым ценам», — вспоминает он.

Условия казались очень привлекательными — льготная аренда и отсутствие конкурентов. Правда, договор с Барановым пролежал на полке полтора года. Европа как раз ввела санкции против России, и немцы решили не спешить со сменой поставщика — было непонятно, как будут развиваться отношения между Германией и Россией.
Столовая «ЦаЦа» открылась в Институте имени Гете только в январе 2016 года. Запуск обошелся предпринимателю в 1 млн руб., который удалось найти в виде займа у частного инвестора на площадке StartTrack. «Всего за пару дней нашелся человек, топ-менеджер в крупном государственном банке, который был готов дать денег на реализацию идеи», — вспоминает Баранов. Имя инвестора он обязался не раскрывать. Занятый под 30% годовых миллион он выплатил через восемь месяцев. Оказалось, что людей, готовых инвестировать в общепит, немало.

От прежней столовой в помещении осталось кое-какое оборудование, но основную технику — пароконвектомат, мойку, холодильники, моечную машинку и линию раздачи — пришлось купить. На это и ушла основная часть средств. Баранов решил не нанимать специалистов и разобраться во всем сам. «Это было большой ошибкой, — признает Дмитрий. — Я, например, задумал запустить еще и доставку еды по району, не рассчитав мощности по электричеству и пространство. В итоге нам просто некуда было ставить печь для пиццы». От идеи пришлось отказаться.

Первый месяц работы не оправдал ожиданий. «Люди планировали учить язык при курсе 40 руб. за евро, а в новом году пришли и увидели цены в полтора раза выше. Многим немецкий за такие деньги оказался не нужен», — рассказывает Дмитрий. Вместо ожидаемых 200 человек в сутки в столовую приходили 50–60.

Чтобы сэкономить на ФОТ, Баранов поначалу нанимал поваров из Средней Азии. Однако вскоре от них пришлось отказаться — мешали низкая квалификация и «трудности перевода». Дмитрий вспоминает, как однажды попросил повара «с пятилетним стажем»: «Морковь пошинкуй». «Через полчаса прихожу на кухню, у Фариды глаза блуждают по стенам, в руках охапка моркови: «Начальник, морковь нашла, «пошинкуй» не нашла», — смеется Дмитрий.

Персонал — одна из самых больших бед владельцев столовых, подтверждает Сергей Миронов, основатель консалтингового агентства «РестКонсалт» и сети ресторанов «Мясо&Рыба». По его словам, в такие точки сложно заманить сотрудников с высокой квалификацией — столовые считаются непрестижным местом. Но Баранов решил на персонале не экономить: он платит на 20–30% выше рынка.

 «Продавать то, что ешь сам, — вот главная задача владельца столовой», — говорит совладелец ГК «О.Г.И.» Дмитрий Ицкович. По его словам, еда в столовых должна напоминать домашнюю, «без изысков, но с разнообразием», и вписываться в ежедневный бюджет посетителей. «Чек выше 210–220 руб. посетители столовых обычно уже не могут «переварить» и переходят на гарниры и салаты, — говорит он. — В этой сфере разумнее работать не на маржинальность, а на объем». В столовых «О.Г.И.» средний чек колеблется от 130 до 215 руб., себестоимость составляет около 35% от итоговой цены блюда.

Покупатель приходит в столовую каждый будний день — эта особенность формирует всю экономику такой компании, объясняет Владимир Никитин из Fusion Management: «Это не поход в ресторан, где посетитель готов потратить больше, чем обычно. Расходы на комплексный обед клиент умножает на 20 дней, они закладываются в его постоянный бюджет. В то же время ассортимент не должен быть скудным, чтобы человеку хотелось возвращаться в столовую каждый день».

Другая особенность работы столовой — неравномерный трафик. «Обеденный перерыв — это всегда массовый приток посетителей. Владелец должен быть готов к этому, продумать график работы поваров и правильно организовать раздачу», — говорит Елена Мясникова из РЭУ им. Г.В. Плеханова.

Проверка на чистоту

Чтобы открыть столовую, необходимо соблюсти требования проверяющих служб. В первую очередь об открытии столовой нужно сообщить в Роспотребнадзор и пройти проверку службы пожарной безопасности, предупреждает Ольга Аввакумова, эксперт сервиса «Контур.Эльба». От плановых проверок малый бизнес освобожден до 31 декабря 2018 года, о внеплановых визитах Роспотребнадзор, пожарная служба, Ростехнадзор, Россельхознадзор и другие должны предупредить за 24 часа. Проверки по заявлениям потребителей проходят без уведомлений.

Чаще всего владельцев заведений общепита карают за несоблюдение санитарно-эпидемиологических норм. Речь идет не только о качестве продуктов или приготовленных блюд, но и об устройстве и содержании помещений, говорит юрист Андрей Безрядов. За нарушение норм предпринимателю грозит административный штраф до 50 тыс. руб. Если нарушение привело к массовому заболеванию, отравлению людей или смерти, то ответственность наступает в соответствии со ст. 236 Уголовного кодекса РФ, которая предусматривает наказание в виде лишения свободы до пяти лет.

Дмитрий Баранов перед открытием каждой столовой сам приглашает Роспотребнадзор для проверки. «Инспектор заинтересован, чтобы в столовой (тем более если там кормят студентов) все было правильно. Вот поверьте — сэкономил кучу денег, нервов», — говорит он. Гибкость в общении с проверяющими службами очень важна, подтверждает доцент кафедры технологии и организации предприятий питания РЭУ им. Г.В. Плеханова Елена Мясникова. «Согласно правилам, должно быть выделено отдельное место для утилизации отходов. Но у небольших компаний часто нет возможности утилизировать через специальную камеру. Тогда в пояснительной записке стоит указать, что утилизация проходит в нерабочее время, в закрытых емкостях, и проблем не будет», — объясняет она.

«Одна столовая — это не бизнес»

Условий для размещения производства полного цикла в Институте Гете не было, так что заготовки блюд для «ЦаЦы» Баранов заказывал на фабрике-кухне. Меню было небогатым. Такая схема съедала около 40% маржи, из-за чего себестоимость блюд была слишком высокой. Баранов понял: чтобы выйти в плюс, нужно открыть еще несколько точек, а затем собственный цех. «Одна столовая — это не бизнес и даже не хобби, а пустая трата времени и сил», — говорит предприниматель. Поиск точки привел его в Академию социального управления, когда через знакомых он узнал, что руководство академии недовольно оператором местной столовой.

Первую точку в АСОУ он открыл в марте 2016 года, в апреле и мае появились еще две в филиалах. «Получить место в вузе непросто: чаще всего, чтобы кормить студентов, нужно пройти через процедуру тендера», — говорит Баранов. Но игра стоит свеч: арендные ставки в вузах обычно ниже, чем в торговых, бизнес-центрах и стрит-точках, а поток клиентов практически не прекращается.

Но при этом иногда приходится брать не самые выгодные точки, которые идут «в комплекте» с прибыльными.

Именно одна из столовых в АСОУ, возле метро «Бабушкинская», стала самой доходной в сети Баранова. За неполный год чистая прибыль от нее составила 3,7 млн руб. «Я выгнал тараканов и крыс, нанял хороших поваров, и дело пошло, — говорит он. — Трафик сумасшедший: там проходят курсы взрослые платежеспособные люди, педагоги со всей области, которые проводят в здании весь день». Самая первая точка в академии сейчас работает в небольшой плюс (900 тыс. руб. прибыли за неполный год), вторую удалось вывести в ноль только после Нового года. Вышла в плюс и столовая в Институте имени Гете — за 2016 год она принесла предпринимателю 1,8 млн руб. прибыли.

 Обкатав бизнес-модель на студентах, Дмитрий решил выйти за рамки вузов и в декабре 2016 года открыл две точки в бизнес-центрах — «Парке мира» на метро «Алексеевская» и в «Нижегородском» у «Таганской». Из-за высокой аренды и дорогого ремонта старт обошелся в рекордные 3 млн и 4 млн руб. соответственно, а вложения себя не оправдали: трафик оказался небольшим. «Парк мира» за два месяца работы принес 600 тыс. руб. выручки, окупить точку Баранов надеется к следующему январю. Из «Нижегородского» уже в начале нового года пришлось съехать — точка не приносила прибыли.

В крупных торговых и бизнес-центрах хорошая проходимость, но издержки, в первую очередь арендная плата, крайне высоки, говорит руководитель департамента по связям с общественностью компании Fusion Management Владимир Никитин. «Выгодны только закрытые локации, где люди проводят целый день и не будут искать кафе на стороне», — считает Дмитрий Баранов.

К началу 2017 года Баранов нашел подходящее место для запуска собственного производства — это помещение в 700 кв. м на территории Российской академии наук. Закупкой оборудования и организацией процесса занимался бренд-шеф компании Александр Ястребов. Баранов понял, что без профессионалов не обойтись. Запуск обошелся компании в 5 млн руб., это прибыль от работы уже запущенных столовых (1 млн руб.) и займы у частных инвесторов, которых Дмитрий по-прежнему ищет в интернете (4 млн руб.). Инвестиции предприниматель планирует вернуть через полтора-два года.

Сейчас собственная фабрика-кухня полностью снабжает горячим питанием все столовые «ЦаЦа» — это позволяет экономить до 25% на себестоимости блюд. Кроме того, производство Баранова обслуживает банкеты (три-четыре заказа в месяц) и в небольших объемах продает собственную выпечку. По словам Дмитрия, выручка от работы производства «на сторону» составляет 3–5% оборота компании.

Баранов убежден, что нашел свою золотую жилу, и легко делится секретом ее успешной разработки: «У нас в общепите как принято думать: если ты держишь ресторан, к тебе ходят гости. Если столовую — то быдло. Но если перестать видеть в людях быдло, то они к тебе потянутся».

Оригинал статьи: https://www.rbc.ru/own_business/13/02/2017/589ded539a794706a558de8d

«Цаца»: Как бывший пиарщик из Брянска открыл в Москве сеть общественных столовых и заработал на этом миллионы

30 мар 2017. «До 34 лет я был совершенно другим человеком, со-вер-шен-но. Трусливым, боящимся, запутавшимся в жизни, не знающим, что делать, куда плыть. У меня были долги и желание жить хорошо и вкусно», — вспоминает о своей прошлой жизни предприниматель Дмитрий Баранов. Сейчас ему 36 лет, и за неполных два года он открыл сеть столовых «Цаца», которые принесли в 2016 году 30 млн рублей выручки и 6,4 млн прибыли. Теперь он думает о диверсификации и планирует еще до лета запустить направление кейтеринга и оптовой доставки еды, открывать бары, рестораны, кулинарию – что получится.

Дмитрий Баранов
Дмитрий Баранов / Фото: Алексей Абанин/Inc.

Вафли с начинкой

До того как стать предпринимателем, Дмитрий Баранов, будучи студентом Брянского университета, попробовал себя в роли бармена, а когда перебрался из Брянска в Москву — в роли пиарщика («Евросеть», благотворительный фонд «Виктория», «Первая грузовая компания», Biglion). В 2008 году, во время отпуска в Праге он увидел на Вацлавской площади, где большой поток людей, небольшую китайскую чайную, в которой еще и продавались на вес разные фрукты. Такая концепция его восхитила! Он вернулся в Москву с горящими глазами и желанием сделать подобный проект, но быстро понял, что ничего не получится: сложности с логистикой, сезонностью и «тысяча других причин». Но желание что-то сделать со свежими фруктами осталось, и Дмитрий в итоге додумался до бельгийских вафель с начинкой.

До воплощения идеи прошло еще три года: Баранов все никак не решался поменять стабильную зарплату пиарщика в 120-150 тыс. руб. на жизнь предпринимателя. Помогли примеры знакомых коллег, которые уже решились на такое: например, Алексей Гисак ушёл из BBDO и начал развивать сеть лапшичных Wok. В 2011 году Дмитрий наконец начал свой бизнес.

 

Первый успех и первый провал

Он решил продавать вафли на разных фестивалях. На самом первом — «Ярмарке мастеров» — Баранову удалось получить 120 тыс. руб. чистой прибыли (основные затраты — 50 тыс. руб. аренды за 10 дней). Для первого раза неплохо, и Дмитрий ушел в новое дело с головой, старался принимать участие в разных мероприятиях, даже в выставках собак. Правда, вафли мало интересовали покупателей, зато обычные бутерброды с колбасой расходились на ура. Комплексные обеды, шашлыки, каши… «Я искал себя», — комментирует Баранов.

Вскоре он понял, что это далеко не такое прибыльное дело, как казалось вначале. «Мероприятий мало, а чтобы отбить все затраты, нужен очень большой объем продаж», — объясняет Дмитрий. В итоге год «поисков себя» принес предпринимателю убыток в 100 тыс. руб.

Кризис

Баранов вплотную приблизился к кризису: личному и финансовому. «Был момент, когда опустились руки: поехал на очередной фестиваль, он оказался убыточным, еле вышел в ноль». Это был 2013 год. На руках кредит, недавно родилась дочь. Что делать дальше, Дмитрий не знал. А потом ему позвонила знакомая и сказала, что хозяин ресторана в подмосковном Королеве ищет нового управляющего. Дмитрий согласился при условии, что сначала придет на позицию бармена, чтобы понять всю кухню. За два месяца прошел путь до управляющего, год выводил ресторан в «ноль», а потом узнал, что Гете-Институт ищет нового оператора в столовую.

Осенью 2014 года Баранов поехал в институт, выслушал пожелания — и выиграл тендер. «Все просто: нужно было предложить лучшую цену, качественное питание и что-то еще, что не предложат другие», — говорит Баранов. Заявок конкурентов он не видел, но точно знал, что нужно людям. Он предложил несколько улучшений: новое освещение, увеличение количества посадочных мест, мягкие уголки для преподавателей, вторую кассу, чтобы уменьшить очереди, разнообразное меню. Комплексный обед Баранов предложил продавать за 240 руб. (до этого они стоили 270-300 руб.). Это был сознательный демпинг: он помог обойти конкурентов. Баранов рассчитывал, что люди будут покупать не только комплексные обеды. В итоге расчет полностью оправдался, но пришлось целый год ждать, когда немцы подпишут все бумаги.

Поиск инвестора

Во время управления рестораном в Королёве Баранов пытался найти инвестиции на открытие нескольких точек, в которых собирался продавать вафли. Необходимые, по его мнению, три миллиона рублей под голую идею давать не хотели. Но с выигранным тендером шансы на получение инвестиций резко возросли. «Сначала  я обивал пороги банков, но они меня не воспринимали — мне было нечего оставить в залог. В ВТБ предложили оставить в залог квартиру, я не согласился». В поисках инвестиций он пришел в StartTrack — краудинвестинговую платформу, связывающую частных инвесторов с владельцами малых и средних бизнесов.

«Я пришел в StartTrack еще до выигранного тендера. Фактически у меня была только идея и небольшой опыт. Я встречался с инвесторами каждый день, мне все пожимали руки, говорили: „Молодец, открывай точку, покажи выручку через полгода — и мы с удовольствием вложимся в твою сеть“. Всем нужен был результат», — рассказывает Баранов. Имея на руках бессрочный договор с Гете-Институтом, он решил попробовать еще раз. Тут же нашелся частный инвестор — топ-менеджер крупного государственного банка. Получив займ 1 млн руб. под 30% годовых, Баранов открыл первую столовую «Цаца» и вернул долг через восемь месяцев. В марте этого года Баранов привлек с помощью StartTrack еще 12 млн руб. под 26% годовых на открытие столовой в МИСиС.

Первые столовые

 

«Цаца» — простое, запоминающееся название, уверен Баранов. Из своего опыта PR Дмитрий вынес правило: название должно запоминаться. «Буква „ц“ в русском языке как ни одна другая влияет на подсознание, — рассуждает Баранов. — Цаца — игрушка, ребенок, а сегодня это еще и девушка. Одним словом, цаца — это человек, которого балуют. Я своих гостей балую едой».

Сколько стоит открыть столовую

1 млн руб. ушел на закупку необходимого оборудования: пароконвектомат, линия раздачи, холодильники, мойка, моечная машина. Плюс нужно было вложиться в ремонт помещения, закупить новую посуду и продукты, и на это ушло еще 750 тыс. руб. собственных средств. Столовая в вузе — выгодное предприятие: низкие арендные ставки (80 тыс. руб. в месяц за 300 кв м), нет конкурентов, постоянный поток посетителей. Математика простая: в месяц столовая получает примерно 1,6 млн рублей выручки, расходы — 1,2 млн руб. (30% на ФОТ, 37% на закупку еды, остальное — аренда, коммунальные платежи, налоги и выплаты по кредитам и займам).

В Гете-Институте нельзя было открыть собственную фабрику-кухню, поэтому заготовки для блюд приходилось заказывать на стороне. Это невыгодно: возрастает себестоимость блюд и из-за этого страдает маржинальность бизнеса. Ведь по договору цена комплексного обеда не выше 240 руб., да и для остальных блюд в студенческой столовой вопрос цены довольно критичен. «В общепите я стараюсь придерживаться простого правила: „четыре по 25“. 25% — себестоимость продукта, 25% — аренда, 25% — ФОТ, 25% — себе в карман». В первой столовой себестоимость варьировалась в районе 30-35% — слишком много. Проблему можно было решить двумя способами: развивать сеть столовых, увеличивая тем самым общую доходность бизнеса, или организовать собственную фабрику-кухню.

Баранов решил развивать сеть. Новые точки предприниматель открыл в Академии социального управления и ее филиалах, где тоже были недовольны существующим оператором столовой. На открытие трех столовых ушло всего 1,5 млн рублей: основное оборудование в столовых уже было, оставалось только закупить посуду и немного дополнительной техники. С деньгами помог прежний инвестор, но Баранов вложил и собственных 300 тыс. рублей.

— Есть огромное количество предприятий, которые готовы провести тендеры, чтобы найти нормального поставщика. Но никого не находят, потому что многие предприниматели уверены: тендеры — это сплошные откаты и при этом придется серьезно меняться. Но если вам говорят, что на другом берегу реки много денег и еды, а вы отвечаете, что вам не на чем переплыть реку, вы боитесь утонуть и лучше останетесь на своем берегу перебиваться крошками, — вы не предприниматель. Постройте мост, плот, сделайте лодку. Придумайте что-нибудь, — говорит Баранов.

Столовая в Гете-Институте в 2016 году принесла 1,8 млн руб. чистой прибыли, столовая в АСОУ — 900 тыс. руб., другой филиал удалось вывести в ноль в начале этого года. Зато «Цаца» в филиале АСОУ у метро «Бабушкинская» принесла 3,7 млн руб. Баранов считает, что в этой точке самый большой поток посетителей.

Рейдерский захват

Собственный производственный цех предприниматель хотел открыть осенью 2016 года и нашел подходящее помещение в бизнес-центре. Успел вложить чуть больше 1,5 млн рублей в ремонт и оборудование помещения (50% деньги инвестора, 50% — свои), но в бизнес-центре произошел рейдерский захват, а с новыми хозяевами пришли и новые порядки. «Мне сразу дали понять, что в том помещении, куда я уже вложил полтора миллиона, никакого цеха не будет», — рассказывает Баранов. Ему предложили выбрать другие площади. Дмитрий думал один день в итоге решил наплевать на потерю миллиона и нашел подходящее помещение в знаменитом «доме с ухом», в котором разместился Центральный экономико-математический институт РАН. Баранов открыл там еще одну столовую, а в начале 2017 года оборудовал и фабрику-кухню, в которую вложил 5 млн руб., из них 4 млн — займы у частных инвесторов, а 1 млн руб. — из прибыли от столовых. «В нашей стране предприниматель — одиночка и бунтарь, человек, который восстал против системы и работает в большинстве случаев не благодаря, а вопреки», — говорит Баранов.

Ошибка стоимостью 4 млн рублей

Конец 2016 года был не слишком удачным в жизни Баранова. Кроме рейдерского захвата Баранов пережил еще и потерю нескольких миллионов, которые неудачно вложил в столовую в бизнес-центре «Нижегородский» у метро «Таганская». «Весь мой топ-менеджмент кричал в один голос, что это провальный проект. Я их не слышал. Зато я внимательно слушал человека, которому важно было сдать мне площади в аренду. В итоге я купил воздух. Вложил четыре миллиона рублей и скоро понял, что это провал». Проблема была в плохом трафике: Баранов по неопытности не проверил информацию, а она оказалась недостоверной. «На территории бизнес-центра работало 2 тыс. человек. В нем расположено большое предприятие, 800 сотрудников, есть своя столовая, где обед по 70 руб. Туда они все и ходили. Я этого просто не учел». К Баранову в столовую ходили 150-200 человек в день. Этого оказалось мало, тем более с учетом высоких арендных ставок — 240 тыс. в месяц, в 2-3 раза выше, чем в вузах.

Впрочем, точку в бизнес-центре «Парк мира» у метро «Алексеевская», в которую Баранов вложил 3 млн руб., предприниматель надеется окупить уже в начале следующего года: за первые два месяца столовая принесла 600 тыс. руб. выручки. Конкуренции, по словам Баранова, здесь практически нет, как и в вузах: только маленькая кофейня и еще одна столовая. Поэтому он и продвижением особо не занимается: «Я беру качеством. Меня люди по запаху находят». 

После нескольких неудач Дмитрий, прежде чем входить в какой-то проект, собирает всю доступную информацию об объекте, владельце, партнерах. «Я научился внимательней относиться к цифрам — не только к деньгам, а еще я научился слышать и слушать», — говорит Баранов, и «дом с ухом» в этом смысле отлично рифмуется с его новыми навыками.

Диверсификация бизнеса

Собственный производственный цех теперь снабжает все столовые «Цаца», что позволяет держать долю себестоимости продукта в цене на уровне целевых 25-28%. Еще одно преимущество — возможность самому контролировать процесс готовки, быстро менять меню, если надо. Все это значительно повысило эффективность бизнеса, и Дмитрий теперь задумывается о диверсификации. Уже сейчас новая фабрика-кухня позволяет обслуживать банкеты — это несколько заказов в месяц, а также продавать собственную выпечку — пока только в своих точках, но в ближайшее время Дмитрий надеется получить сертификат, чтобы иметь возможность продавать и в другие заведения. Прибыль от этого небольшая (3-5% оборота), но главное, по словам Баранова, загрузить на 100% производственный цех. «Оборудование есть, электричество есть, руки есть, что еще надо?», — размышляет Баранов.

 С «руками», впрочем, возникли проблемы. Сотрудники взбунтовались: теперь им приходится работать на обслуживании банкетов, а значит, зарплата должна увеличиться. «Они не перерабатывают по часам. Если бы они не занимались банкетами, они бы отдыхали в рабочее время. Вроде бы все честно, по договору, по ТК. Но они хотят большего», — удивляется он. Для Баранова это чуть ли не личная боль: свой бизнес он оценивает на «четверочку», а чтобы было на «отлично», нужно менять мышление людей. «Я плачу не намного, но все же выше рынка (на рынке повар стоит 30-35 тыс. руб., Баранов платит 40-42 тыс. руб.) и всегда вовремя, все сотрудники официально оформлены. Все праздники оплачиваются. Если у человека день рождения, я лично сделаю ему подарок. Но и требую большего. Я делаю людям добро: учу их плавать, бросая в воду. А может, нужно быть тираном, закручивать гайки? Я ведь прекрасно знаю, что одним звонком приведу сюда десять голодных поваров, которые будут мне ноги целовать только за то, что я им плачу хоть какую-то зарплату».

Как правильно общаться с сотрудниками

Баранов в отношениях с сотрудниками старается придерживаться двух правил. Во-первых, сотрудник должен быть на одной волне с нанимателем. «Вы должны понимать друг друга, у вас должен совпадать юмор, терминология, что угодно. Если после собеседования остался хоть небольшой осадочек — не бери его». Второе правило: никогда не влезать в личную жизнь персонала и никогда не пускать в свою личную жизнь. Баранов говорит, что его это расслабляет, особенно сейчас, когда у него родилась маленькая дочка. «Я люблю детей. Когда мне о них рассказывают, я сразу начинаю умиляться. Потом ко мне приходят с просьбой отпустить на детский праздник. Потом оказывается, что этот праздник — еженедельный».

В ближайших планах Дмитрия — новые направления. Банкеты — это мелочь. Впервую очередь он собирается развивать кейтеринг: нужно обязательно успеть до лета, чтобы не пропустить горячий сезон. Когда Дмитрий исследовал спрос и предложение на рынке, то написал в десять ведущих кейтеринг-компаний с запросом на организацию банкетов на 1000 человек с бюджетом 1500 руб. на одну персону и попросил помочь найти подходящую площадку. Через два дня пришла отписка из одной компании — ни звонка, ничего. «Это все, что нужно знать о состоянии рынка кейтеринга, — резюмирует Баранов. — В моей компании такого не будет».

Предприниматель уже определился с нишей: luxury-сегмент вроде бы закрыт, в массовом сегменте неразбериха и нет денег, а средним сегментом практически никто не занимается. «Из крупной кейтеринговой компании ко мне пришел директор по продажам. Его обидели, и он теперь хочет взять реванш. У него отличная база клиентов», — говорит Баранов и формулирует главное правило предпринимателя: окружать себя людьми, которые умнее его.

Российская платформа StartTrack запустила сервис для коллективного кредитования стартапов

20 янв 2016

Российская краудфандинговая компания StartTrack запустила сервис для совместного кредитования компаний. Об этом представители площадки сообщили vc.ru.

Краудлендинговая площадка позволяет вкладывать в стартапы небольшие суммы на короткий срок — от 100 тысяч рублей на срок от 30 дней. Предполагаемая доходность по таким инвестициям составляет до 30% годовых.

StartTrack ориентируется на займы для ecommerce-стартапов, отмечает Roem.ru. Профиль компании, которая может получить кредит, определяется как «e-commerce компании, у которых есть товарный оборот и которым необходимы деньги на расширение компании, экспансию в другие регионы, расширение товарной линейки».

Для работы со стартапами потенциальным инвесторам нужно пройти аккредитацию площадки. В настоящее время на StartTrack присутствует 725 таких инвесторов.

Выбираете лот, который вам больше всего подходит по размеру, скажем, минимальный в 100 тысяч рублей. Получаете договор займа, вносите свою контактную информацию, паспортные данные, номер счета, куда нужно будет эти деньги вернуть. Договор формируется в электронном виде, и после этого вы получаете возможность внести деньги на счет StartTrack. Через 30 дней вы, соответственно, получите деньги назад с той процентной ставкой, которая была вам доступна на момент инвестирования. Сейчас можно инвестировать под 30% годовых.— Константин Шабалин, генеральный директор StartTrack.

Если получившая кредит компания не может выполнить свои обязательства, то средства возвращаются согласно процедуре банкротства, добавила в разговоре с Roem.ru представитель сервиса Ольга Павликова. «Мы со своей стороны приложим все усилия, чтобы такая ситуация не возникла, мы готовы участвовать в урегулировании конфликта как третья сторона, но в досудебном порядке», — добавила она.

Оригинал статьи: https://vc.ru/flood/13051-starttrack-lend